Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Наш старый друг Киссинджер

Шансы на улучшение российско-американских отношений значительно возросли, когда президент Трамп обратился к Генри Киссинджеру, фактически назначив его неофициальным советником по внешней политике в целом и неким посланником в Россию в частности.

Киссинджер известен в качестве госсекретаря при президентах Ричарде Никсоне и Джеральде Форде тем, что он проводил политику разрядки по отношению к Советскому Союзу и Китаю. Будем надеяться, что он сможет помочь Трампу повторить эту попытку с Россией в течение следующих четырех лет — а то и дольше.

Прежде всего Киссинджер — реалист во внешней политике, а не моралист. Он не будет читать мораль лидерам государств и учить их демократии или правам человека. Более того, в отличие от многих республиканцев, которые стремятся к сохранению и укреплению господства США на мировой арене, Киссинджер понимает, что это просто невозможно по целому ряду причин.

Киссинджер поддерживает принцип баланса сил между США и Россией, которая, по его мнению, является мировым центром сил — несмотря на то, что ее экономическая мощь сравнительно небольшая (в номинальном варианте ВВП России уже стал меньше Канады и Бразилии). Во всяком случае, этот маститый геополитический стратег понимает, что многополярность является неизбежной реальностью в XXI веке и лучше этой многополярностью каким-то образом управлять в пользу США, нежели ей бессмысленно сопротивляться.

В этом смысле Киссинджер смотрит на Россию не как на врага Америки, а как на ее партнера — пусть весьма сложного партнера со своими конкурирующими с США амбициями. Но вместе с тем Киссинджер придерживается еще одного принципа, входящего в его концепцию Realpolitik: отношения США с Россией и с Китаем по отдельности должны быть ближе друг к другу, чем отношения между Россией и Китаем. Но этот принцип необязательно противоречит партнерству с Россией.

А что касается Украины, которая с 2014 года стала огромным камнем преткновения в российско-американских отношениях, Киссинджер считает, что хорошо было бы, если бы Украина стала внеблоковой и нейтральной по примеру Финляндии. По его мнению, Украина может стать мостом между Россией и США, а не форпостом той или иной стороны.

Эта идея весьма интересная. В принципе внеблоковый статус Украины смог бы стабилизировать обстановку в самой стране, в Восточной Европе в целом и между Россией и США, но боюсь, что «финляндизация» Украины уже невозможна после Крыма и Донбасса. Между прочим, при президенте Викторе Януковиче Украина сделала огромный шаг в сторону достижения этого нейтралитета, когда статья о внеблоковом статусе была введена в ее конституцию в 2011 году.

Однако Россия, к сожалению, сломала эту хрупкую конструкцию нейтралитета в 2014 году, после того как Кремль осуществил свои военные спецоперации. Сейчас безопасность Украины стоит на первом месте, и этот вопрос будет беспокоить большинство украинцев еще в течение многих десятилетий. В результате этого очень сложно убедить любое руководство страны и большинство украинцев, что внеблоковый статус теперь все еще целесообразен.

Как бы то ни было, Киссинджер и Трамп понимают две основные вещи: 1) Украина важнее для России, чем для США, и 2) любая попытка США доминировать на Украине только испортит отношения с Россией, чье партнерство в разы важнее для Америки.

Вместе с тем необходимо, чтобы Россия не злоупотребляла этой реалполитической концепцией Киссинджера и Трампа. Иными словами, важно, чтобы Россия «по чину брала» на Украине. То есть Путину надо остановиться на Крыме. В противном случае Путин не сможет сохранять эту достаточно широкую внешнеполитическую поддержку, которую Трамп и Киссинджер готовы, по всей видимости, ему предоставлять.

Никто не опроверг и не отменил известную с ХIХ века формулу, которую Киссинджер любит цитировать: «В международных отношениях нет друзей, а только национальные интересы». Но вместе с тем можно сказать, что президент Путин и Генри Киссинджер являются друзьями, которые искренне уважают друг друга. Когда Путин приезжал в Нью-Йорк, он ужинал с Киссинджером в его собственной квартире на Манхэттене. Можно сказать, что это был ужин двух крупных глобальных стратегов и игроков.

Киссинджер, конечно же, вовсе не считает Путина демократом. Но он считает Владимира Владимировича крупным лидером важной в мировой политике страны — примерно таким, каким он считал Мао Цзэдуна или Леонида Брежнева в 70-х годах.

В своем декабрьском интервью американской телекомпании CBS Киссинджер охарактеризовал Путина как «персонажа из романов Достоевского». Легендарный бывший госсекретарь США, которому уже 93 года, не развивал эту мысль подробнее, но Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, воспринял эту реплику исключительно в положительном смысле.

Уверен, что Песков не ошибся в этом предположении. Уверен, что Киссинджер имел в виду не психопатизм героев Достоевского, а, скорее всего, героические черты его персонажей, которые борются за справедливость и добро, как бы пафосно это ни звучало.

Но вместе с тем не исключено, что Киссинджер хотел бы чуть-чуть — прямо по Достоевскому — «сузить» некоторые геополитические амбиции Путина. Киссинджер бы согласился, что его концепция не дает России карт-бланш на все. А при этом (и к сожалению для России) принцип «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку» также входит в киссинджерскую концепцию Realpolitik. На то он и Realpolitik.

Как бы то ни было, базовый принцип доктрины Киссинджера и Трампа по отношению к России заключается в том, что надо иметь нормальные, стабильные отношения с ней. Лучше работать с Кремлем, где и когда возможно, чем постоянно бодаться с ним — понимая, что у России свои сферы интересов.

Кроме Киссинджера в администрации Трампа будут работать люди, которые весьма положительно воспринимают Россию — во всяком случае, они реалистично относятся к ней в киссинджерском смысле этого слова:

1. Сам Трамп. Его положительные высказывания про Путина и Россию известны.

2. Майкл Флинн, главный советник по национальной безопасности. Он считает, что мировой терроризм — а не Россия, конечно же — является самой большой угрозой США. Наоборот, США следует тесно работать с Россией, которая должна стать одним из главных американских партнеров в борьбе против глобального терроризма.

3. Рекс Тиллерсон, кандидат на должность госсекретаря. Бывший глава компании ExxonMobil, крупнейшего инвестора в российском энергетическом секторе. Он всегда лоббировал снятие санкций против России и улучшение российско-американских отношений.

4. Картер Пейдж, бывший советник по внешней политике в предвыборной кампании Трампа. Хотя у Пейджа сейчас нет официальной должности в администрации Трампа, он остается его советником в неформальном качестве. Проработав много лет в России инвестиционным банкиром, Пейдж всегда лоббировал снятие санкций и укрепление деловых связей между США и Россией.

5. Томас Грам. Он упоминается как наиболее вероятный кандидат на пост посла США в Россию. Он много лет работает под началом Киссинджера в консалтинговой компании Kissinger Associates и разделает его реалполитические взгляды по отношению к России. Еще один кандидат на этот пост: Дейна Рорабейкер, конгрессмен из Калифорнии, который, безусловно, является самым ярым пророссийским политиком в конгрессе.

Так что в администрации Трампа наберутся громадные человеческие ресурсы для нормализации российско-американских отношений. Такого количества пророссийских министров, советников и высокопоставленных чиновников никогда не было при предыдущих президентах США.

Если при Трампе отношения между Россией и США не улучшатся, тогда этого, наверное, уже не будет никогда.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *