Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Новый, 2017 год начался знаковым для всего постсоветского пространства событием, которое в праздничной суете осталось практически незамеченным. 4 января в Бендерах (город под юрисдикцией ПМР) состоялась встреча новоизбранных президентов Молдавии и Приднестровья. Игорь Додон и Вадим Красносельский говорили о, казалось бы, второстепенных вещах: свободном перемещении людей, железнодорожном сообщении, признании приднестровских дипломов и автомобильных номеров. Политические вопросы не обсуждались. Тем не менее эту встречу можно считать настоящим прорывом в урегулировании конфликта на Днестре.

Президенты Приднестровья и Молдовы встретились впервые за 8 лет

Прежде всего потому, что официальная встреча первых лиц двух осколков некогда единой Молдавской Советской Социалистической Республики была первой за восемь лет. Предыдущие переговоры на «высшем уровне» состоялись 24 декабря 2008 года, когда Молдавию и Приднестровье возглавляли, соответственно, Владимир Воронин и Игорь Смирнов. Напомним, что данные лица в 2003 году чуть было не подписали так называемый «меморандум Козака», который мог окончательно урегулировать приднестровскую проблему при посредничестве и на условиях Москвы. Однако в последний момент подписание документа было сорвано под давлением западных государств.

Аналогии очевидны. Напомним, что лидер молдавских коммунистов Воронин в свое время считался очень «пророссийским» и обещал поставить в Молдавии заслон против танков НАТО. Но с течением времени он эволюционировал во вполне прозападного политика, проводившего курс евроинтеграции Молдавии. И подписание «меморандума Козака» сорвал именно он, а не приднестровский лидер Игорь Смирнов, уже поставивший под документом свою подпись. Теперь «пророссийским» считается выходец из партии Воронина Игорь Додон. Хотя сам он постоянно заявляет о намерении проводить прагматичную политику, основанную на лавировании между Москвой и Западом. Что касается Вадима Красносельского, то мне трудно представить ситуацию, при которой он пошел бы наперекор воле Москвы.

Таким образом, ситуация крайне благоприятна для того, чтобы Москва предприняла новую попытку найти решение приднестровского конфликта. Каким же может быть компромисс, предложенный Кремлем Кишиневу и Тирасполю? Вероятно, это будет новая реинкарнация «плана Козака» в какой-то форме. Напомню, что по этому плану Молдавия должна была стать «асимметричной федерацией», при этом Приднестровье и Гагаузия получали особый статус и право вето на нежелательные для них решения. Молдавия обязывалась не отказываться от нейтрального статуса, не вступать в военные блоки и предоставить России право на размещение российских войск на территории Приднестровья сроком на 20 лет как гарантию урегулирования конфликта.

О том, что идея подобного компромисса витает в умах российского политического класса, свидетельствует хотя бы реакция нашего экспертного сообщества на известие о встрече двух президентов. В комментариях на эту тему все чаще звучит слово «конфедерация». Выглядит это так, словно общество потихоньку приучают к мысли, что подобное возможно. Ведь не исключено, что какие-нибудь патриоты увидят в таких планах «слив» Приднестровья. Не оставляет места для иллюзий и позиция молдавского президента. Для Игоря Додона территориальная целостность Молдавии — не предмет торга. Недавно он заявил следующее: «Надо, чтобы в Приднестровье поняли, что второго Калининграда из них не получится. Независимость никто не признает». Додон высказал и ряд предложений для решения вопроса. По его словам, в соглашении могут быть пункты о том, что Приднестровье и Гагаузия имеют право на самоопределение в том случае, если Молдавия теряет свою государственность или вступает в НАТО. Таким образом, снимаются опасения приднестровцев по поводу возможного вхождения в состав Румынии. Все это действительно напоминает положения «плана Козака».

Однако следует помнить, что молдавский президент не свободен в своих действиях. Его полномочия серьезно ограничены парламентом, который пока находится в руках прозападных сил. С точки зрения этих сил, разговоры даже о федерализации Молдавии являются чуть ли не изменой родине. В Кишиневе Додона уже критикуют за встречу с главой ПМР.

К тому же сам «план Козака», на мой взгляд, вовсе не такой уж «пророссийский», как кажется на первый взгляд. Интересы жителей Приднестровья в нем вовсе не гарантированы. Даже если все нужные пункты будут внесены в соглашение об урегулировании, что помешает Кишиневу их нарушить при благоприятном стечении обстоятельств? Кроме того, после вхождения Приднестровья в Молдавию Кишинев первым делом займется «переформатированием» приднестровских элит. Методы известны: подкуп, шантаж, политические репрессии и даже «случайные» убийства, замаскированные под криминальные разборки. Так, как это происходит сейчас на Украине при деятельном участии западных «советников». Поэтому может случиться так, что, когда Молдавия, к примеру, соберется в НАТО, в Тирасполе уже не останется никого, кто вспомнит, что Приднестровье имеет право на выход в этом случае. Так что тот, кто намерен «втолкнуть» ПМР в состав Молдавии, должен помнить, что он, как сапер, может ошибиться только один раз.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *