Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Начнем с двух цитат. «За весь Х1Х век в России по политическим мотивам был казнен 41 человек». (С.Ольденбург. «Царствование Императора Николая II). «За первые 35 лет строительства «светлого будущего» Советский Союз потерял 65 миллионов жизней». (А. Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ»).

Философ Чубайс: как вернуться на российский маршрут

Вынесенный в заголовок призыв заканчивает многие мои статьи последних лет. И чем чаще он звучит, тем чаще я слышу – а как это сделать, что конкретно имеется в виду? В таких вопросах я вижу важный сигнал – все больше читателей соглашается с исходной посылкой этих статей — наш кризис начался не с президентством Путина или Ельцина, и даже не с генсекством Горбачева. Неустранимые проблемы а, точнее, – тягчайшее преступление — было заложено в базовый фундамент возведенного большевиками здания. Захватив власть 25 октября 1917 года и разогнав 18 января 1918 года Учредительное собрание, большевики вытолкнули Россию на путь террора, насилия и цензуры. Поэтому выход из самого затяжного в ХХ веке российского цивилизационного кризиса возможен только через полный отказ и осуждение советчины, через возвращение на Российский маршрут…

А что надо сделать, чтобы вернуться на собственный путь – этот сюжет я и хочу обсудить в предлагаемой статье…

После столетия беспрерывной лжи, демагогии, насилия, интеллектуальной деградации и аморализма, наше возвращение не может быть легким, и, все-таки, оно возможно, более того, необходимо. Ибо альтернатива — окончательное угасание и исчезновение России.

…Исцелению от тяжелой болезни должно предшествовать несколько важнейших, предваряющих действий. Первое из них – возвращение в норму. О чем идет речь?

ЗАДАЧА № 1. Встать с головы на ноги.

Народ для вождей или государство – для человека

Поясню, почему советско-постсоветская система устроена в принципе неправильно, проведу для этого несколько исторических сопоставлений, как говорят гуманитарии – займемся компаративистикой.

Посмотрим, как проходило принятие Русью христианства. Принятие новой религии, сформировавшей нашу идентичность, проводилось в несколько этапов. Сначала князь Владимир тайно крестился в Киеве, после чего крестил свою семью. Затем в Херсонесе новую веру приняла его дружина. В 988 году обряд крещения прошел Киев. (Только после этого, через три года после собственного крещения, Владимир сверг языческие идолы). Спустя еще два года христианскую проповедь принял, и здесь уже были конфликты, Великий Новгород. Новую систему ценностей Русь усваивала постепенно, органично, осознанно, причем ни один язычник и «несогласный» не подвергался репрессиям.

А как большевики насаждали свою «веру»? Главный их инструмент — насилие. Захватив Зимний, ленинцы сразу приступили к уничтожению «контрреволюционеров». Почти все сословия русского общества оказались вне закона. Развязанная в стране Гражданская война, давняя ленинская мечта, дополненная красным террором, перевернула огромное государство с ног на голову, заставив всех маршировать по команде ничтожного меньшинства… Искоренялось все – от бытовых традиций – выращивание герани и новогодняя ёлка объявлялись мелкобуржуазным мещанством – до малейшего зазора между «линией партии» и собственными воззрениями человека. Результат большевицкого переворачивания точно охарактеризовал А. Солженицын — врагом народа стал сам народ!

В последние десятилетия существования советского квазигосударства, картина выглядела вполне завершенной. Всякий родившийся в СССР назывался «советским человеком» и безальтернативно включался в необъятную общность, называемую «советским народом». Советский народ обязан был следовать за своим авангардом — коммунистической партией. У КПСС имелся «боевой штаб» – Центральный комитет, а у него – ленинское политбюро, во главе которого возвышался «выдающийся марксист-ленинец». Таким образом всей огромной стране – сотням миллионов человек — приходилось выполнять команды одного единственного начальника и его ближайшего окружения.

Политический механизм господства над Россией, переименованной в большевицкую лжекликуху — «СССР», воспроизводился и на экономическом уровне. В руках номенклатуры находился главный рычаг экономического управления – Госплан, единый хозяйственный сверхцентр, который загодя определял весь список товаров, производимых в каждом месяце каждого предстоящего года в каждой отдельной «территориальной единице». Сколько центнеров леденцов должна выпустить в третьем квартале четвертого года очередной пятилетки кондитерская фабрика города Н-ска – ещё до конца предыдущей пятилетки знали не горожане и не кондитеры фабрики, а чиновники соответствующего отдела госплана.

После революции 1991 года централизованное планирование было отменено. Его заменил «постсоветский рынок», но исходный идеологический принцип: не политика (как всюду в мире) – концентрированное выражение экономики, а экономика – концентрированное выражение политики, был сохранен. Структура политической власти, в более мягкой чем прежде форме, воспроизведена и называется «вертикалью».

«Вертикаль» означает, что федерализм и разделение властей существуют у нас лишь на бумаге. Три ветви власти неразрывно связаны и вторичны, исполнители, законодатели и судьи подчинены единому руководителю (отсюда рожденные народом термины – «телефонное право», «сбесившийся принтер» и др.). Кроме того, вертикаль исключает местное самоуправление и уничтожает систему «сдержек и противовесов». Местная, региональная и субъектно-федеральная власть работают на реализацию сигналов идущих из единого центра. Чиновники характеризуют эту практику присказкой – «ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак». В такой системе правил показательно, что вопрос о строительстве какого-то сельского колодца или открытия в далекой сибирской школе кружка «умелые руки» решает лично президент в ходе «прямых телефонных линий» с народом.

«Вертикаль» не только обессмысливает активность всех уровней управления, кроме высшего, который запредельно перегружается, но и делает опасной для центра независимую гражданскую инициативу. Как и в бывшем «СССР», не власть реализует волю народа, а народ принуждают выполнять команды начальника. Не удивительно, что гражданские объединения, патриоты, активисты объявляются «иностранными агентами». Как сказал поэт, «чем больше Родину мы любим, тем меньше нравимся мы ей». «Врагом народа» по-прежнему остается сам народ.

Чтобы вернуться в норму, России необходима децентрализация управления, когда каждый его уровень и каждая территория обладают самостоятельностью и способны решать свой собственный, четко определенный круг задач. Разумеется, не сельсоветы объявляют войны и не они заключают мир, общероссийская власть продолжит решать вопросы соразмерные ее уровню и статусу. Столь же остро востребованная реформа – переход к существующему в демократиях разделению властей, создание баланса политических сдержек и противовесов, чтобы сила одного института власти проверялась и уравновешивалась другими ее институтами. Все сказанное плюс свободные, демократические выборы и есть последовательная демократизация страны.

Выходя за рамки принятой здесь логики повествования, отвечу на несколько вопросов, часто возникающих у читателей уже на этом, первом этапе рассуждений; сделаю уточнения, необходимые для правильного понимания авторской позиции. Достижение поставленных целей несомненно вызовет противодействие номенклатуры и потребует полного напряжения сил всего российского общества. Решение представленных задач возможно лишь при опережающей российской нравственно- интеллектуальной революции. Условия и приводные ремни такой революции – гражданская активность, гласность и информационная открытость, запрет на цензуру. Начало системной гражданской дискуссии по узловым проблемам нашей истории и есть старт на пути выздоровления! Повторю, гласность, открытость, свободная дискуссия – обязательные условия возвращения России в норму. Без очищения от искажающих реальность советских мифов, адекватное общественное взаимопонимание невозможно. Остановлюсь в этой связи на двух мифах.

В советское время пропаганда подталкивала к мысли, что царская, императорская власть, самодержавие – это, в некотором смысле, прообраз власти генсека. А действующая после 1917 года генсекско-президентская форма правления – новый извод старой русской традиции. Поэтому «СССР- постСССР» есть продолжение исторической России. На самом деле такой подход глубоко ошибочен. …В православной Империи высшей инстанцией был не царь, а Бог. Девизом страны был «С нами Бог!», а не «Пролетарии всех стран…». Сакральная процедура «Богопомазания и венчания на царство» — наделяла императора особой властью и ответственностью, превращая его в земного посланника Творца. Император обязан был поддерживать Библию и заповеди – не убий!, не укради!… Подобно отцу, он мог наказать, но, практически, не мог лишить жизни. Россия реализовывала принцип Екатерины Великой – «если подданные недовольны – виноват всегда государь».

В Советском Союзе первые лица заменили Библию «вечно живым, революционным учением» – марксизмом, отравив его ядом ленинизма, причем толкователем «вечно живого» был, разумеется, сам генсек. Как скромно заметил Иосиф Виссарионович, (подготовленные по его началом – И.Ч.) решения пленумов и съездов партии – это и есть марксизм-ленинизм сегодня. Унаследованная РФ-ией политсистема устроена так, что и здесь руководитель в принципе не может допустить ошибку, за возникающие проблемы всегда отвечают либо внутренние, либо внешние враги.

И еще одно предварительное разъяснение. Октябрьские события 17 года многие, по традиции, называют «революцией». Но под революцией принято понимать глубинные преобразования, устраняющие препятствия на пути прогресса. С Советским Союзом произошло прямо противоположное. Государство, которое входило в ХХ-ое столетие с претензией на мировое лидерство, закончило век деградацией и распадом. Прошло почти сто лет, а мы и сегодня Октября 17-ого, т.е. действия кучки предателей и заговорщиков, называем «революцией»; правильно говорить о «перевороте» и о большевицком путче, т.е. о действии вне- и антиисторическом.

… Самый универсальный способ легитимации тех или иных нововведений – историческое привыкание, приживание общества к новым, иногда, по началу, кажущимся странными нормам. (Люди привыкли пристегивать ремни безопасности, отправляясь в автопутешествие.) Однако совковые правила отторгаются на протяжении всего столетия, они отлетают как только ослабевают тиски госзапугивания. И эти тиски – неустранимая часть системы, ВЧК сто лет переименовывают, но не распускают. Ко всему нормальному государство относится либо настороженно, либо отрицательно, а сама госсистема сохраняется благодаря отрицательной селекции. Впрочем, часть общества вынужденно приспособилась к социальной патологии и ее терпит. В художественной форме этот абсурд показана, в частности, в фильме Э. Рязанова «Вокзал для двоих»… В нормальных странах люди бегут из тюрьмы на волю, а герой «Вокзала…» в финале картины бежит с воли в тюрьму…

ЗАДАЧА № 2:Учесть опыт соседей

Посмотрим, как возвращаются к нормальной жизни бывшие «соцстраны»? Учтем опыт государств, избавившихся от «развитого социализма». Информацию о происходящих там преобразованиях российские СМИ цензурируют по принципу: о бывших собратьях — либо плохо, либо ничего. Говоря о проводимых там реформах, в самом общем плане, отметим, что 40 – 50–летнее «коммунистическое наследие» преодолевается хотя и с трудом, но разрыв между старыми и новыми европейскими демократиями сокращается.

Какие шаги являются общими и обязательными? На всякий случай, напомним оппонентам: никто из соседей не выбрал путь модернизации коммунистического прошлого, а само это прошлое в той или иной форме было осуждено. Соседние страны выбрали вариант Преемства со своей докоммунистической государственностью. Осуществлялось оно по-разному, но всегда включало три ключевых программы – реституцию, люстрацию и правопреемство.

Нужна ли России реституция? А как без нее восстановить принцип «частная собственность – неприкосновенна». До тех пор, пока это правило не действует или произвольно нарушается, нормальное предпринимательство и экономика существовать не могут. Причем, расплачивается за нарушение само общество.

А как на практике провести реституцию, если речь идет не только о русской церкви, но о собственности «национализированной» (точнее, номенклатуризированной, присвоенной правящим классом) в 20-ые и 30-ые годы прошлого века? Реституция здесь возможна как символическое, точечное действие. -Конкретней? Живы и знают о довоенном прошлом дети тех, у кого производились изъятия. Некоторые эмигрировали, но хотели бы вернуться, есть и такие, кто не уезжал. Не прекращал свою деятельность «Российский императорский дом», активно работают «Общество потомков русских дворян», объединение потомков русского купечества, уцелели дети и внуки крепких крестьян – «кулаков». Сохранились национализированные большевиками библиотеки, усадьбы русских писателей, художников, композиторов. Иногда ими руководят потомки знаменитых дедов и прадедов… Все это может стать основой для точечной реституции.

А как быть с теми кто стал «собственником» по итогам «прихватизации» 90-ых? Здесь может действовать принцип: чтобы стать легитимным хозяином, новый собственник должен сделать компенсационный взнос в госбюджет. Но такой шаг применим только к тем, кто стал эффективным управленцем и платит налоги. В противном случае прихватизированное следует вернуть государству.

Люстрация

Другой важнейший, жизненно необходимый для России процесс – люстрация. Наиболее важные сферы жизни будет необходимо очистить от советско-постсоветского чиновничества, ввергшего и удерживавшего страну в состоянии кризиса. Такое очищение не было проведено после демократической революции 1991 года, в результате почти все завоевания того времени утрачены. Люстрация должна коснуться сферы государственного, в частности, силового управления, СМИ, образования и культуры. (Впрочем, силовые структуры с политической компонентой, в первую очередь – политическая полиция, должны быть распущены. Продолжить работу в индивидуальном порядке смогут лишь те, кто негласно поддерживал гражданских активистов).

Одним из результатов люстрации будет доступ граждан к их «личным делам» в архивах госбезопасности. Доносительство – это, может быть, самый омерзительный порок, прививавшийся советской системой. Сделать стукачество невозможным в будущем, учиться у народов, которым удалось «не заболеть» этой болезнью — дело завтрашнего дня, но важным шагом на пути исцеления может стать открытие для каждого конкретного гражданина тайного досье на него самого. Захочет ли человек воспользоваться этим правом и узнать – кто на него доносил — каждый решает сам. Применимость других форм люстрации, а ее проведение вызывало острую полемику в каждой из стран, где она проходила — вопрос будущей гражданской дискуссии.

И, наконец, третий шаг — это правопреемство. Выйти из внелегитимной советско-постсоветской государственности можно только двумя путями – либо начав свою историю заново, либо осудив советчину и реализовав программу Преемства с российским правом. Поскольку наш успешный исторический опыт превышает тысячу лет, забывать и игнорировать его недопустимо.

…Путь правопреемства последовательно прошли страны Балтии. После падения советского режима, они объявили о возвращении к конституции межвоенного времени. Другими словами, эти страны отказались от правопреемства с т.н. Эстонской, Литовской и Латвийской ССР. Все три республики, адаптировав и модернизировав свои досоветские Основные законы, ввели их в действие. Похожий путь избрала и постсоветская Грузия, а нынешняя Украинская Верховная Рада обсуждает вопрос – должна ли Украина быть правопреемницей УССР или правильнее – стать продолжательницей Украинской Народной Республики, существовавшей с 1918 по 1922 годы (УНР была оккупирована Красной армией и включена в состав СССР).

Современная Россия в силу слишком большого временного разрыва, не может вернуться к Основному закону 1906 года, однако принятие его в качестве исходного принципа должно стать больше, чем юридическая декларация. Несколько проще решается задача преемства в частных сферах, например, в семейном, наследственном праве, в банковском праве и др.

Для будущей России также полезен опыт нашего восточного соседа – Китая, где нарастает движение против коммунистической тирании. Его важная часть — миллионы активистов Фалуньгун, в другой транскрипции — Фалунь-дофа. Упрощенный перевод на русский трактует его как спортивно-оздоровительное объединение. Но, в действительности, программа сторонников Фулуньгун гораздо более значима. Их цель — возрождение национальных культурных традиций, которые, как и в России, уничтожались правящим режимом. Были вульгаризированы даже правила написания иероглифов, подверглись вытеснению традиционные жанры китайского искусства и китайской литературы, третировались национальные обычаи и ритуалы. В этой связи Фулуньгун выступает не просто за восстановление гражданских прав и свобод, но за возрождение традиционной китайской нравственности и культуры, история которой насчитывает 5 тысяч лет. Утверждение политических свобод в единстве с собственными духовными ценностями необходимо и прошедшей через коммунистическую самооккупацию России.

За невозвратимость советчины, за русский Нюрнберг

Возвращение домой не произойдет без еще одной важной гражданско-правовой акции – нам необходима юридическая оценка советской государственности. Про советское время написано разное, и не только мифы, пусть и ограниченным тиражом, но опубликована документалистика — правдивая, горькая и страшная. Однако, до сих пор не сделан завершающий шаг – отсутствует правовая оценка системы, называвшейся «строительство коммунизма» а на практике означавшей ГУЛАГ, искусственные голодоморы, депортации народов, политическую психиатрию, цензуру, закрытые границы и т.д. и т.п. …Храм Христа Спасителя в 1930 взорвали, в 1996 – восстановили. Но нет правовой оценки тех, кто уничтожал возведенный на народные деньги монумент победе 1812 года и значит, преступление может повториться. Трагедия в Катыни, спустя 60 лет, признана советским преступлением, но отсутствует его правовая оценка… После Первой Мировой войны суда над теми, кто ее развязал не было, и через 20 лет началась Вторая Мировая. Её завершил суд в Нюрнберге, в результате Европа 70 лет живет без войны… В СССР и НЭП, и хрущевская оттепель и горбачевско-ельцинская демократизация заканчивались возвратом к советчине, поскольку они не предусматривали юридическую оценку системы и суд над СССР. Абсолютных гарантий в истории не существует, но Российский Нюрнберг может стать мощным фактором, не позволяющим ленино-сталинской тени держать страну за горло…

СВЕРХЗАДАЧА — продолжить Российский маршрут

Расставшись с советчиной, мы, наконец, возвращаемся на порог отчего дома. Русская Катастрофа началась с разгона большевиками всенародно избранного Учредительного собрания. Выборы нового Учредительного собрания наметят вехи Возрождения страны, начнут Преемство с нашей тысячелетней традицией, прекратят разрушение и продолжат созидание.

Проделав большую подготовительную работу, убрав горы идеологического мусора и лжи, не допускавшие возрождение России, зададимся вопросом – что в нашей истории остается актуальным, действующим, что незыблемо, что нужно вписать в современность и как это сделать?

…Напомню сюжет из фильма В.М. Шукшина «Калина красная». Его главный герой – Егор (по-русски — землепашец) уйдя из деревни в город, становится уголовником и получает кличку Горе. …Отбыв наказание, Егор решает вернуться домой, к истокам. Но когда вместе с новой женой – Любой — он приезжает к матери, мать его не узнает, не видит в нем своего сына… Сможем ли мы вернуться в свой дом, в Россию, узнает ли она нас?

… Русской идеей называют главные, отобранные историей и прошедшие через столетия нормы и ценности. После 1917-ого Русскую идею насильственно прервали и заменили комидеологической ложью. Как же нам вернуться к своим правилам? Не буду подробно расписывать как Русскую идею преобразовать в реформированную и обновленную Российскую идею (об этом – в других работах). Скажу только, что теперь наши главные ценности — историзм, обустройство, духовность и демократия.

Что такое историзм, зачем он нужен?

Поведение человека определяется его представлением о самом себе, по-другому это называют самоидентификацией. Правильная самоидентификация — это система координат, по которой человек определяет свое место и путь в социуме. Завышение и занижение самооценки ведет к неправильным поступкам, к поведению отличному от оптимального. Та же логика применима к народу и к государству.

Самоидентификация, система российских координат – производна от нашей истории, но история страны в ХХ веке отсутствует, она постоянно переписывается. 70 лет мы строили самое светлое будущее — коммунизм, в результате, ничего не построив, ничего не объяснив и никого не привлекая к ответственности, мы 25 лет «встаем с колен» и строим капитализм!? То Николай II расстрелян как преступник, то Николай II невиновен и причислен к лику святых… То секретного протокола к пакту Сталина–Гитлера не было, то был и это аморально, но теперь оказалось, что протокол был и это нормально и т.д., и т.д., и т.п.

Так каков же действительный Российский путь, какова историософия России? Основываясь на позиции Преемства, наша история состоит из двух неравных частей – досоветского тысячелетия – эпохи великого созидания, и России послеоктябрьской – десятилетиям властного террора и народного Сопротивления. Самые великие достижения, настоящие российские ценности, образцы ратных побед и мирного созидания — в тысячелетнем прошлом. Их необходимо вернуть из беспамятства, сделав близкими и понятными, в них основа национального оптимизма, гордости и патриотизма. Знание советской квазигосударственности необходимо для ее переосмысления и покаяния. Белых пятен, замалчиваний здесь быть не должно. Лишь тот, кто способен осознать свои ошибки, способен гордиться и правильно оценивать свои достижения.

Другая важнейшая составляющая возрожденной Российской идеи – обустройство. Начиная с ХIV века Русь успешно расширялась, собирала земли и превратилась из маленького Московского княжества в самое большое государство планеты. С конца ХIХ века количественный рост закончился, Россия перешла к Философии обустройства, к росту качественному. Большевики разорвали эту логику и вновь навязали количественную экспансию, назвав ее «мировой революцией». Итог их лжеполитики — исчерпание потенциала и распад государства. И вот теперь наша стратегическая цель – возвращение к философии обустройства. Россия не должна жить за счет экспорта непереработанных углеводородов. Главные статьи бюджета – не силовики и чиновники. Нам нужны новые технологии, новые производства, новые коммуникации. Нужно не расширять, а осваивать земли… Приоритет – сбережение народа, образование, наука, реализация новых идей. Нам необходимо культурное возрождение, продолжение великих традиций русской литературы и искусства… Задача армии – гарантировать, а не расширять существующие границы. Надо восстановить здравоохранение, снизить запредельный уровень смертности. Необходимо добиваться снижения потока покидающих страну и создавать условия для возвращения миллионов россиян, вынужденно покинувших Родину.

Еще один необходимый шаг – возвращение в российское культурное пространство и время. Нам нужен свой ленинопад, улицы и площади следует очистить от памятников палачам. Переименования — путь в беспамятство, надо прекратить переименования, надо вернуть подлинные исторические названия. В 9 случаях из 10 сделать это несложно. И тогда наша земля опять станет нашей. Ведь «Сивцев вражек», «Охотный ряд», Сергиев посад — такое же украшение Руси, как картины Третьяковки и архитектурный ансамбль Петергофа… Необходимо очистить и наш календарь. Поклонение 23-ему февраля — в этот день никаких побед Красной армии не было — это современное язычество. 23 февраля – начало Февральской революции по старому стилю, по новому – 8 марта! Большевиков Февраль не устраивал и они стирали его из народной памяти. 19 мая — «день рождения пионерии», по старому стилю это 6 мая – день рождения Императора Николая II (из детей растили Иванов, не помнящих родства…)

На протяжении всей своей истории Россия, как и другие европейские государства, оставалась монархией. Лидеры Февраля, без референдума, объявили введение республиканского правления. Сегодня сохраняется и действует Российский Императорский Дом. Романовы, приняв страну в годы смуты, возродили государство и 300 лет вели его путем побед и достижений. Император был символом исторической непрерывности и единства России. Сможем восстановить и модернизировать монархию – англичанам и другим европейским народам это удалось — привив к ней парламентаризм, усиленный всенародно избираемым и сменяемым президентом (уже в Великом Новгороде действовал и князь, и выборное Вече) — сможем обрести живой символ Преемства с исторической Россией…

P.S. Этой статьей автор предлагает начать дискуссию о нашем прошлом и нашем будущем. Жду возражения, предложения, замечания, дополнения… Обсудив представленную концепцию, мы сможем перейти к изложению и обсуждению следующей уже не теоретической, а вполне прикладной проблемы – каким путем перечисленные задачи могут быть решены…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *